Автор: Masato.
Бета: Okami Yunona.
Название: Марионетка.
Фэндом: Vampire Knight.
Вдохновитель: Манга Vampire Knight, 9 том, 41 глава и вторая новелла.
Статус: Закончен.
Размер: Медиум.
Жанр: Романтика, Ангст.
Герои: Герои анимэ Vampire Knight. (Просто, их очень много. И мне очень лень всех перечислятьx_X)
Пейринг: Шики/Рима.
Рейтинг: PG-13.
Размещение: с указанием моего авторства и – пожалуйста! – укажите ссылку, откуда вы его взяли.
Предупреждения: Missing scene, Ship, POV, ООС.
От автора: Моя самая любимая пара… Что тут еще сказать? Я в восторге от Шики, в восторге от Римы. Правда, на мой взгляд у них все произошло слишком внезапно. В смысле не внезапно, а… Как бы так объяснить… Ну, все было ровно, ровно, ровно, тихо, тихо, тихо... А потом – «БАЦ!» - и она кричит, чтобы он взял себя в руки. Хоть бы раз показали какие-нибудь душевные терзания. Я ведь их так люблю^^ *пищит от восторга* Поэтому… *воровато смотрит по сторонам* Я напридумывала их за Хино-сенсей. *падает ниц* Простите, Хино-сенсей!!!
Еще немного болтологии… Честно говоря, сначала я просто решила придумать ситуацию к одной из иллюстраций новеллы. Кратко и мило. Но потом меня чего-то поперло. *внутренний голос: что-то это бывает слишком часто==* Ну и пошло-поехало, как это обычно у меня бывает. И краткая история мгновенно превращается на «переделку» манги на десять листов!.. Хино-сенсей, наверное, страшно икает и не менее страшно матерится. В любом случае прошу прощения за такое… Блин, и какашкой не обзовешь – обидно становится.
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Матсури Хино.
Обычно она снилась ему перед самым рассветом. В его снах она пахла персиками, хотя вампиры не должны так пахнуть. Она сидела в высокой траве, освещаемой лунным светом, и улыбалась ему.
Рима… Почему ты всегда улыбаешься мне только там, на границе между мечтами и явью?..
Но его сны всегда прерываются первыми лучами солнца.
– Черт, Ичижоу! Сколько раз просил тебя закрывать шторы перед тем, как завалиться спать?!
Но сосед уже видит десятый сон и лишь лениво махнул рукой в его сторону.
Шики откинул одеяло и, бурча, нашарил на полу тапочки. Странная привычка, но, почему-то, только она спасает его от жестокого убийства одного блондина.
Сенри подошел к окну. Луч света упал ему на лицо, заставляя зажмуриться. Ужасно неприятно чувство, как будто в глаз медленно втыкают иглу. Он быстро зашторил окно и вернулся на кровать.
Засыпает он быстро, вот только, как бы Шики ни старался, она никогда не снится ему опять.

– Ох! Вкуснятина, вкуснятина!
Ночной класс вошел во двор общежития и ворота за их спинами закрылись. Крики девочек из Дневного класса становились все тише и тише и постепенно совсем прекратились.
– Что там у тебя, Ханабуса? – Акатсуки склонился над товарищем и поднял брови. – Корзинка?
– Ага, – улыбнулся Аидоу от уха до уха. – Одна из этих чудных девушек сама сделала эти пирожные.
Вампир открыл корзинку и потянул носом.
– О… Какой запах! – Ичижоу подошел к Ханабусе, запустил руку в корзинку и вытащил небольшое пирожное с взбитыми сливками.
– Эй, их мне подарили!
– Не возмущайся Аидоу, – к вампиру подошла Рима и взяла у него из рук плетеную коробочку. Она полностью открыла крышку и покрутила корзинку в руках. – Обычные пирожные. Что в них такого особенного?
Тойя дотронулась кончиком указательного пальца до горки взбитых сливок и слизнула с него сладость.
– Хотя и сладкие.
Она села на скамейку около парковой дорожки и поставила корзинку себе на колени. Рядом с ней мгновенно появился Ичижоу.
– О, тут еще и фрукты есть! – он взял из отдела палочку и наколол на нее дольку яблока. – Вкусно.
– А мне больше персики нравятся, – Аидоу последовал его примеру и взял палочку.
Рима проводила кусочек персика до того момента, как он исчез во рту Ханабусы и повернулась к Шики, который незаметно подсел к ней на скамейку. Он смотрел куда-то вдаль. Песочное пирожное, которое он взял из корзинки, замерло около его рта.
– Шики? – позвала она тихо.
Сенри вздрогнул, несколько раз моргнул и повернулся к Риме.
– Что?
– С тобой все нормально? – ее лицо как будто бы осталось таким же отрешенным, как и минуту назад, но что-то в голосе Римы заставляет Шики улыбнуться, глядя на нее. Только он замечает, как ее щеки слегка окрашиваются нежно-розовым цветом.
– Все нормально, – сказал он и откусил кучек от своего песочного пирожного.
А что я еще могу сказать ей? Может быть то, что мой дядя все настойчивей подавляет во мне всякие личные желания? Или то, что моя мать с каждым днем все больше погружается в собственное безумие? Нет… Только не Риме. Только не ей.

Сенри подошел к двери комнаты коменданта общежития и постучал. У него никогда не было страха или какого-то неприятного чувства при виде Канаме Курана. Это был просто вампир… Да, чистокровный вампир, но ведь, в конце концов, если ему захочется его уничтожить, то Сенри не спасет ни сила аристократа, ни что-либо вообще.
– Вы звали меня, Канаме-сама?
– Да, – Куран повернулся в сторону Шики. – В городе объявился вампир уровня «К». Я послал Ичижоу разобраться с ним, но он потребовал, чтобы с ним поехал еще и ты. Разберитесь с этим.
– Слушаюсь, Канаме-сама, – Сенри поклонился и вышел за дверь.
Через минуту он уже спускался на первый этаж.
– Шики, – Такума повернулся к вампиру и улыбнулся, – привет тебе.
– Да… привет, – вампир подошел к дверям и надел пальто. – Поехали уже.
На улице было пасмурно, поэтому тот факт, что они не взяли зонтик не особо обострял ситуацию. Шики быстро дошел до машины и захлопнул за собой дверь.
– Как невежливо, – сказал Ичижоу, садясь с другой стороны заднего сидения.
Как только он захлопнул дверь, машина тронулась с места. Мимо окна проплывали пейзажи городских улиц, люди, спешащие куда-то по своим делам.
Они даже не подозревают, что сильные мира сего, те, которым они предоставили власть над собой, на самом деле ни кто иные, как вампиры. Древние, кровососущие существа, обладающие мистическими способностями.
– Сенри-сан, – Ичижоу распахнул полы пиджака и достал из внутреннего кармана конверт. – Это просили передать тебе.
Шики скосил глаза на конверт. Ну, конечно… Желтый пергамент, печать их воска, на которой оттеснен ненавистный им герб клана Шики. Вампир тяжело вздохнул и отвернулся к окну.
Тучи все сильнее сгущались над городом.
Сенри дотронулся лбом до стекла окна и устало закрыл глаза.
Господи, как же ему все это надоело… Каждая беседа с дядей превращалась в медленную пытку, в допрос с пристрастием. Причем причину, по которой глава клана так издевался над ним, Сенри не понимал. Неужели он что-то сделал? Или это из-за того, что клану приходится расхлебывать каждый скандал, связанный с его матерью?
Ичижоу все еще сидел, протягивая Шики письмо.
– Ты собираешься его брать? – поднял бровь он.
Сенри ничего не ответил. Только взял из рук Такумы конверт и спрятал его в кармане. Читать не имело смысла. Все равно смысл один. Он должен явиться в поместье и снова провести день в полном самоуничтожении.
Машина с тихим шорохом выехала на брущатку и остановилась. Вампиры вышли из машины и осмотрелись.
Ичижоу посмотрел в сторону подворотни, куда только что скрылся Зеро Киррию.
– Ну вот, даже искать не пришлось, – весело улыбнулся он и поспешил за приемным сыном директора.
Шики закатил глаза и последовал за Ичижоу.
Короткая пробежка и Такума уже разрубил упыря на две равные половинки, которые превратились в пепел. На них смотрели Зеро и Юуки Кросс.
– Миссия… завершена, – щелчок ознаменовал то, что лезвие вернулось в ножны.
– И зачем я тебе вообще был нужен? – Сенри засунул руки в карманы и с отсутствующим видом посмотрел по сторонам.
– Ночной класс… – девушка выглядела немного бледной. – Ичижоу Такума-семпай и Шики Сенри-семпай… В подобном месте…
Шики «вернулся» из общения с астралом. Что-то его беспокоило. Как-то странно пах воздух. Ах, да. Конечно, эта неуклюжая «Юуки-тян» распорола руку. Кто бы сомневался, что эта девчонка напорется на какой-нибудь острый угол. Но… Шики почувствовал, что глаза начинают наливаться светом. Он, кажется, забыл принять сегодня свои кровяные таблетки. Нехорошо. Но как у этой девчонки может так вкусно… соблазнительно… великолепно пахнуть кровь?
– Почему вы покинули территорию академии? Неужели, чтобы?..
Кажется, Ичижоу заметил мгновенную перемену в поведении Сенри и сказал:
– Юуки-тян, первым делом позаботься о своей ране, – поднял он вверх указательный палец, – запах крови нас искушает. А у нас невероятно чувствительные носы, знаешь ли…
При этих словах девушка медленно сжала локоть. А Зеро… Что-то странное было в его взгляде.
Уже на обратном пути к машине Шики и Такуму догнала Юуки.
– Ичижоу-семпай? – она все еще сжимала локоть.
Ну, хоть кровью больше не несет, подумал Сенри, глядя на нее через плечо.
– Да, Юуки-тян, – вампир улыбнулся девушке.
– Почему… почему вы ... Он же…
– Почему мы уничтожили этого вампира? Если хочешь узнать об этом, приходи ночью во двор Лунного общежития, – он отвернулся и догнал Шики. Уже около машины Ичижоу бросил на нее взгляд через плечо и добавил: – Тебе ведь интересно?

Я, все-таки, не понимаю Ичижоу… Зачем было устраивать из дня рождения такое шоу? Да еще и девчонку эту с ее придурком приглашать. А ведь Зеро Киррию обязательно приплетется вслед за дочкой директора…
Шики тяжелым взглядом провожал Акатсуки и Аидоу. Ичижоу попросил их… встретить и проводить его гостей.
Неужели только мне кажется, что это бредовая идея, тяжело вздохнул вампир.
Воздух вокруг наполняется знакомым запахом персиков, и сердце неосознанно пропускает удар.
– Я надеялась, что ни одной мне скучно, – Рима подошла к столу с праздничным тортом и окинула его холодным взглядом. – И он собирается все это съесть?
– Кто знает, – Сенри пожал плечами и отвернулся в другую сторону.
Сейчас он меньше всего хотел разговаривать с Тойей. В том злосчастном письме было сказано, что сегодня он должен явиться в поместье Шики. Но Сенри не хотелось уезжать из Лунного общежития прямо с праздника. Да и Ичижоу не хотелось обижать. Поэтому Сенри решил выехать сразу после окончания. Но… Он чувствовал себя настолько неуверенно и унизительно. Ему не хотелось, чтобы Рима видела его таким, а с ее удивительной способностью чувствовать мельчайшие перепады его настроения, она, наверняка, быстро вычислит, что его что-то терзает.
Мать всегда говорила, что Сенри унаследовал глаза своего отца: холодные и бездонные, такие, что невозможно понять, о чем он думает. Так как тогда Риме удается все узнавать без слов.
– Что ты так на меня смотришь? – два хвостика золотых волос качнулись, когда она повернула голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
– Ничего, – он быстро отвернулся, глядя на Ичижоу, болтающего с кем-то из учеников.
– Он такой… счастливый.
– Такума всегда умел находить что-то радостное. Везде. Вот только это самое что-то радует исключительно его.
– Да, он – полная противоположность своего деда. Признаться, я был несколько настороже, когда узнал, что мы будем учиться в одном классе, – Шики налил себе стакан пунша и отпил.
Приторно сладкое месиво… А может, это просто недостаток гемоглобина. Со всей этой дневной беготней он совсем забыл о таблетках.
Неожиданно атмосфера стала намного напряженней.
– Гости прибыли, – тихо сказал голос Римы рядом с его ухом, но когда Сенри повернулся, чтобы посмотреть на нее, вампир уже отошла.
Ичижоу подошел к Юуки и Зеро. Шики смотрел, как он, активно жестикулируя, что-то им рассказывает. От девчонки по-прежнему пахло кровью. Он совсем глупая? Идти в логово вампиров с раной!.. Сенри покачал головой и прислушался. Услышанное заставило его еще раз покачать головой. Такума распинался Юуки Кросс о пирамиде вампиров. И это дочка живой легенды охотников на вампиров?
– Скучаем, Сенри-сан? – Ичижоу подошел к столу, рядом с которым стоял Шики. – Такой большой торт.
Ичижоу смотрел на гору коржей и взбитых сливок с выражением полнейшего счастья.
Это даже хуже, чем Аидоу в День Святого Валентина, вымучено вздохнул Шики.
– Уверен, что осилишь его в одиночку?
– Хочешь попробовать? – краем глаза Шики заметил, как Юуки и Зеро направились к комнате, где сидел Куран. И в голову вампиру пришла одна идея.
Если сегодня Зеро так странно вел себя, когда Юуки поранила локоть... Тогда…
– Дай мне нож, – Сенри протянул ладонь за ножом в руках Ичижоу.
«Неосторожное» движение и из большого пальца Такумы уже стекала струйка крови.
– Ай… Порезался…
– Извини…
– Не страшно…
Сенри отложил лезвие на стол и взял в руки ладонь Ичижоу.
Кровь, всегда восхитительная и заставляющая сердце биться учащенно. Шики закрыл глаза и прижался губами к порезу.
– Ты сделал это специально, да?.. – спросил Ичижоу.
Несколько секунд Зеро, ради которого и затевалось все представление, простоял спокойно, но потом…
– Ой! Его это явно взбудоражило, – сказал Такума вслед убегающему Киррию. Юуки последовала за ним.
Вампир достал из кармана коробочку с кровяными таблетками, бросил несколько штук в стакан и протянул Сенри.
– Шики? Теперь мне еще и с раной возиться. Это не входило в мои планы, – выдохнул он.
– Было видно, что ты умирал от скуки, – сказал Шики, отпивая из бокала похожего на кровь напитка. Он поднял бокал перед глазами и, покачивая его из стороны в сторону, произнес: – Бывшие люди… часто балансируют на грани… Когда в начале тело… Отказывается принимать кровяные таблетки…
Ичижоу посмотрел на друга долгим взглядом, но ничего не сказал.

Милая, я дома!..
Шики цинично фыркнул и поднялся по ступеням большого поместья.
Она, как обычно сидела на нижней ступеньке. Причесанная и умытая – Сенри облегченно вздохнул – его мама сидела, опустив голову. Такое впечатление, что она заснула.
– Мама… – Шики подошел к ней и положил ладони на плечи. – Я приехал.
– Сенри… – затуманенные далекими мыслями глаза встретились с глазами цвета голубой волны и заставили ее сына сглотнуть от кольнувшей грудь боли. – Ты вернулся.
– Да, мама. Как твои дела? Ты опять уволила всю обслугу? – Шики осмотрел пустой холл.
– А!.. – женщина неопределенно махнула рукой вверх. – Сенри?..
– Да, мама.
– Я голодна, – она потянула к нему руки и обхватила его за плечи.
– И давно? – Шики чувствовал, как она ослабляет ворот его рубашки и трется носом о кожу.
– Давно, – прошептала она.
Он уже привык к ее клыкам и поэтому даже не поморщился, когда ее зубы проткнули кожу.
Ворот замарает… Зря я белую рубашку надел, подумал Шики.
Его дядя появился в холе через двадцать минут после того, как Сенри удалось уложить свою мать в постель. Сейчас вампир стоял на нижней ступени лестницы, там, где сидела его мать, и вытирал шею платком. Порезы уже затянулись, только окровавленный воротничок являлся напоминанием, что произошло совсем недавно.
– Я рад видеть тебя, Сенри, – сказал ему появившийся вампир.
Это не взаимно, подумал Шики, но вслух сказал:
– Здравствуй, двоюродный дедушка.

Он вернулся в Лунное общежития, когда солнце уже вовсю светило над головой. Куда же делась эта чудесная пасмурная погода?!
Шики повесил плащ на крючок около дверей и поставил зонтик на стойку.
– Куда ты ездил? – в тени второго этажа, где стена отгораживала ее от солнечного света, опираясь о поручни, стояла Рима.
– Навещал мать, – просто ответил Сенри, поднимаясь по лестнице. Он прошел мимо нее и дотронулся до ручки двери, когда услышал тихий голос Тойи:
– Ты мне врешь.
Шики обернулся, чтобы увидеть, как спина девушки скрывается за дверью ее комнаты.

На следующий день Шики подошел к ней в классе. Рима сидела на парте, держа в руках бутылку воды.
– Каждый раз, когда ты приезжаешь от своей… матери, – цинично сказала она, – от тебя пахнет гнилью. А в глазах выражение полной обреченности, краше в гроб кладут. Он опять с тобой разговаривал? – он открыла бутылку и сделала несколько глотков. Рима так и не посмотрела ему в глаза, но их чувствительность к настроению друг друга была обоюдной. Ее беспокойство угадывалось с полужеста. – Каждый раз, когда ты возвращаешься от него, я… – она сжала бутылку в своих руках.
Шики улыбнулся. Ему всегда становится тепло и спокойно, когда он смотрит на Риму. Она становится ему особенно нужной после того, как он возвращается из поместья клана. Та, которая заботится о нем не за что-то, как все остальные, а просто из-за того, что он нужен ей так же как и она ему.
Сенри протянул руку, чтобы положить ее на сжатые кулаки Тойи, когда дверь класса распахнулась. Закрыв дверь, к учительскому столу прошествовал человек. Все мимолетные признаки чувствительности, которые появились в облике Римы, исчезли. Она смотрела на «учителя» холодным, отрешенным взглядом.
– Меня зовут Ягари Тогуа. И я заместитель учителя по этике. Приятно познакомиться, вампиры… – мужчина, улыбаясь, осмотрел тех, кто находился в классе.
– Ягари… – задумчиво проговорила Рима. – Знаменитого охотника на вампиров, о котором недавно писали в газете, тоже зовут Ягари…
– Так вот у кого на совести вчерашний выстрел… – скрестил руки Аидоу.
– Не нервничайте, – Ягари положил ладони на стол. – У меня есть разрешение работать учителем. Отныне я квалифицированный преподаватель.
Шики почувствовал, как их с Римой ладони неосознанно сжали друг друга, переплетая пальцы.
Впервые за долгое время ему стало страшно. Но не за себя, а за ту, которая сейчас смотрела на охотника перед ними.

Сегодня, когда Шики открыл глаза, Ичижоу был уже на ногах.
– Редкое зрелище, – сказал он, поднимаясь с постели. – Сегодня какой-то праздник?
– Почти, – мрачно ответил он. – Дедушка решил нас навестить…
Новость быстро разнеслась по Ночному классу, посеяв беспокойство и напряжение. Из-за этого, для Ночного класса пришлось даже сократить уроки. Но, даже когда за вампирами закрыли ворота Лунного общежития, вместо того, чтобы разойтись по комнатам, все собрались в гостиной.
Рука спустилась последней. Она встала рядом в Акатсуки и, хмыкнув, сказала:
– Если даже ты пришел, чтобы поприветствовать его и высказать свое уважение… То это, несомненно, пугающий дедушка…
– Хм… Он эксцентричен и в десять раз сильнее всех нас вместе взятых… – ухмыльнулся он. Улыбка Руки исчезла с ее лица.
– Именно поэтому мы все и прервали наши уроки и пришли сюда… – закончила за него Рима.
Шики закинул руки за голову.
– Я не хочу признаваться в этом… Я тоже боюсь, Рима… Если сравнить его с главой общежития Кураном, интересно, кто из них более пугающ…
– Пусть это останется для нас загадкой… – мрачный тон Аидоу был совсем не похож на то, что было слышно от него обычно. А это о чем-то, да говорило.
– Канаме! – все повернули головы к лестнице.
Ичижоу стоял рядом в Кураном, который спускался со второго этажа.
– Тебе необязательно встречать его лично… Он прибудет только для того, чтобы перекинуться со мной парой слов.
– Я давно не видел Ичиоу, – спокойно сказал Канаме, – так что хочу просто поприветствовать его. Или мне нельзя? – он посмотрел на Такуму.
– Дело не в том, что нельзя, а в том… – Ичижоу было слегка не по себе от этого взгляда.
Внезапно дверь распахнулась сильным порывом ветра, свет замерцал и как будто стал приглушенней. Сразу потянуло холодом, а в воздухе, в лучших традициях фильмов ужаса, появился туман.
– Посмотрите-ка… – темная фигура прошествовала сквозь дверной проем и вошла в круг света. – Я благодарен за такое бурное приветствие… Но я пришел сегодня исключительно для того, чтобы навестить милого внука. Поэтому ни к чему ваше подозрение…
На этот раз Сенри сознательно нашел ладонь Римы. Она оказалась холодной, как лед и, кажется, чуть-чуть дрожала. Сенри на секунду закрыл глаза и переплел свои пальцы с ее. Сам он уже привык к подобному влиянию – хоть чем-то помогли беседы с дядей, подумал Шики – а вот Риме было сильно не по себе.
Древний вампир как будто выпивал энергию из тех, на кого падал его взгляд, а запах его бытия ядом просачивался в самую суть…
– Ичиоу… – голос Канаме разрезал атмосферу смерти. – Самое главное, что ты в полном здравии…
– Тогда… Когда ты так неожиданно отказался от предложенного мною опекунства… Все началось в тот день, не так ли… – губ Ичиоу коснулось подобие улыбки. – Канаме-сама…
– Потому что я не хотел быть избранным… – мягко ответил Куран.
Такума подошел к нему и тихо спросил.
– Канаме… Из-за этого ли здесь…
– Как обычно… – также ответил ему Куран.
Взгляд Ичиоу стал жестче. Ладонь Рима дрожала все сильнее. Ее ногти впились в ладонь Сенри.
– Куран-сама… – Ичиоу сделал шаг навстречу Канаме. – Я всегда знал…
Шики посмотрел на Риму. Она, почувствовав это, повернулась к нему.
– Идем отсюда, – одними губами сказал он. Девушка кивнула и позволила Сенри утянуть себя из гостиной.
Он вел ее на второй этаж. Сейчас лучше всего для Римы был теплый душ и хороший сон. Особенно сейчас, когда им предложили работу в одном из модельных агентств.
Они не проронили на слова до тех пор, пока Рима не дотронулась до ручки своей двери.
– Спасибо, – Сенри уже развернулся, собираясь уйти к себе в комнату, когда она это сказала. Он посмотрел на нее. Рима все еще держалась за ручку, опустив глаза.
– Ну, ты же всегда беспокоишься обо мне. Я не мог поступить иначе.
– Значит, это только благодарность? – спросила она бесцветно, но Шики знал, как больно ей думать так.
– Это нечто большее, – он сделал шаг к ней и прижался губами к основанию одного из ее хвостиков. – Поспи, – сказав это, он ушел.

Машина агента остановилась около старого полуразрушенного поместья.
– Здесь… Вот как? – сказал Шики, выходя из машины.
С момента визита дедушки Ичижоу прошло уже несколько дней. Все это время Шики старался избегать Римы. В тот раз, когда она стояла около своей комнаты, он не сдержался и… позволил себе то, что раньше никогда бы не сделал. Поэтому сейчас, она держалась к нему немного холодно.
Час назад его вызвали в комнату коменданта общежития и вручили письмо. Шики взял его с самыми нехорошими предчувствиями. Хотя, может быть, все дело было в плохих ассоциациях. С письмами у него были связаны отнюдь не радужные воспоминания. Однако это оказалось письмо из совета, в котором говорилось о необходимости уничтожить очередного вампира класса «К».
– Вы опять сделаете меня наблюдальщиком Ичижоу?
– Мешальщиком?
– Я не помогаю, просто наблюдаю.
– Хм… В любом случае… С тобой поедет Рима.
И вот теперь она стоят рядом, прикрываясь зонтиком от солнца.
– Эй, Шики! Почему ты без зонтика? Что ты будешь делать, если обгоришь?!.. – их агентом оказалась на удивление противная женщина. Ее забота иногда… переходила большинство возможных границ.
– Ах… – Шики удивленно посмотрел на свои руки. Нет, он даже под страхом смерти не признается, что надеялся пойти с Римой под одним зонтом! Не пытайтесь!..
– Рима, Шики-кун, – женщина высунулась из окна машины, – я подожду вас здесь, хорошо? Вы говорили, что у вас здесь какие-то дела? Так разберитесь с ними побыстрее, иначе опоздаем на съемки.
В тот момент у Тойи и Сенри были абсолютно одинаковые выражения лица. За последние три дня эта женщина… Нет, это исчадье Ада достала их своей заботой настолько, что хотелось завыть.
– И, Шики, ты быстро обгораешь, так что, пусть Рима поделится с тобой зонтиком, – теперь уже взгляд Римы на Шики вызывал дрожь в коленках.
А, может, избегать ее было не такой уж хорошей идеей, сглотнул Сенри.
– Можешь вести себя ответственно, как и полагается профессиональной модели? – сказала им вслед агент.
– Хм...
– Так точно! – буркнул Шики.
Он встал под освобожденную сторону зонта и скосил взгляд на постное лицо Римы.
Блин, он едва сдержался, чтобы не начать прыгать, как маленький мальчик около рождественской елки, когда узнал, что в этот раз уничтожать вампира «К» класса будут они с Римой. Он специально забыл зонт, только чтобы идти рядом с ней. Наверное, надо разрядить обстановку и что-нибудь сказать. Только вот, что?..
– И почему это нам надо уничтожить «бывшего человека», да к тому же днем?
Я ТАКОЙ ИДИОТ!!! Нашел, что ляпнуть, клял себя на чем свет стоит Шики.
– В официальном письме от совета старейшин стояло: «не позвольте гильдии охотников добраться до него первыми»! – сказала Рима, глядя в другую сторону, но такого же холода, как в машине, от нее уже не исходило.
Простила, облегченно подумал Сенри.
– Ага, конкуренция, значит…
– На этот раз он только недавно перешел в класс «К», так что он умнее остальных. Хотя, это ничего не меняет.
Они вплотную подошли к зданию и остановились. Рима вцепилась в ручку зонтика и смотрела в другую сторону. Шики улыбнулся, понимая, что она только пытается обижаться, хотя уже давно его простила. Он взял ее за руку, но тут же отдернул. Рима резко повернулась к нему, когда:
– Шики-семпай… Тойя-семпай… – из-за угла поместья вышла Юуки Кросс. – Что два ученика Ночного класса делаю здесь?
– Э…
От ответа на вопрос их избавило появление на сцене нового персонажа.
– Подкрепление?.. Сейчас мне не до вас, – из окна на втором этаже полуразрушенного здания на собравшихся внизу смотрел тот самый вампир класса «К». – Или вы собираетесь отнять у меня мой десерт? Это нечестно…
Юуки застыла перед Римой и Шики, глядя на вампира наверху.
– Даже не думайте, – вампир спрыгнул вниз. – Мне ведь надо как-то развлечься.
А вот тут произошло совсем неожиданное. Хотя, наоборот, самое ожидаемое: Юуки Кросс сделал очередную глупость.
– Хочешь… – девушка выхватила Артемиду, – драки?
Шики закатил глаза. Это может затянуться надолго, а ему еще хотелось поговорить с Римой до того, как они вернутся в машину.
– Отойди, ты мешаешь, – Сенри сделал шаг вперед и прокусил себе палец.
Мгновение и кровавые стрелы воткнулись в то место, где секунду назад был вампир.
– Ой. Он сбежал.
– Чего стоишь? Преследуй его! – нахмурила брови Рима.
– Мне лень…
– Не рассуждай, а преследуй!
Шики как раз хотел ответить ей… что-нибудь, когда заметил, что Юуки уже побежала в том направлении, в котором скрылся вампир.
– О…
Девушка скрылась.
– Ты собираешься за ней идти?
– Нет, – Шики посмотрел на здание. – Мне кажется, или там кто-то есть?
Рима проследила за направлением, куда он указывал и прищурилась.
– Девушка…
– Кажется, это тот самый «десерт»…
Шики и Тойя стояли молча уставившись на второй этаж.
– Ну и?
– Что «ну и»?
– Ты собираешься ее оттуда доставать? – прищурившись, спросила Рима.
– Почему всегда я? – тяжело вздохнул Сенри и прыгнул, приземлившись на втором этаж.
Он приклонил колено около девушки и дотронулся до ее шеи. В вене все еще пульсировала кровь.
– И как? – послышался голос Римы.
– Она жива, если ты об этом, – сказал Шики, закидывая девушку себе на плечо.
Еще один прыжок и она вновь оказался рядом с Римой.
– Пошли, что ли, старост искать, – Тойя сложила зонтик и посмотрела на небо, которое с каждой секундой становилось все темнее. – Кросс, кажется, в ту сторону побежала.
Они направились к другому концу здания.
Девушка была без сознания. Лопатками Шики чувствовал, как бьется ее сердце. Он вздохнул и посмотрел на Риму, идущую перед ним. Он бы с удовольствием сейчас хотел почувствовать, как бьется сердце Тойи, но… Она скорее откусит ему ухо, чем позволит сделать нечто подобное.
– Ей, старосты, – Рима присела на корточки, рядом с провалом в земле. Видимо, раньше на это месте был подвал. – Мы нашли тут, неподалеку девушку. Что нам с ней делать? Она все еще дышит…
Зеро Киррию, стоящий внизу на коленях, вскинул взгляд на двух вампиров. Он быстро посмотрел на девушку, и в его глазах мелькнуло облегчение.

Шики застегнул верхнюю пуговицу пальто и потянулся за зонтиком, когда услышал вежливое покашливание за спиной. Он посмотрел назад и увидел Риму, стоящую на крыльце. Девушка стояла под зонтиком, явно великоватым для нее одной, и смотрела в другую сторону. Сенри с трудом подавил улыбку – если улыбнется, не видать ему идти под этим зонтиком. А ему этого очень бы не хотелось.
Вампир засунул руки в карманы и послушно встал на место, которое ему приготовила Рима.
– Пошли?
– Пошли, – сказала Рима, и они направились к машине, куда уже грузили багаж.
Они не разговаривали и вообще чаще молчали, но их молчание было иного рода. Им было уютно в компании друг друга. И, даже если нечего сказать, Сенри все равно нравилось идти рядом с Тойей. И он догадывался, что и ей это нравится, потому что если бы не нравилось, она бы не ждала его каждый раз на крыльце под зонтом. Даже если на улице пасмурно.
– В этом году на каникулы мы едем в поместье Ханабусы, – сказал кто-то из Ночного класса около машины.
– А ты, Шики? – появился повод заговорить, и Рима тут же им воспользовалась, но вампир боялась посмотреть прямо Сенри в глаза, поэтому лишь немного подняла голову в его сторону. – Тоже поедешь?
– Да… – Шики запустил пальцы в волосы. – Но мне придется уехать пораньше, из-за работы!
Он специально отводил глаза, ведь если она в них посмотрит, но, наверняка, увидит, как в них плещется отчаянье. Ему вновь передали письмо от двоюродного дедушки, а значит, Сенри придется посетить фамильное гнездо. Ему и раньше были ненавистны эти поездки, но в этот раз… Что-то ужасное и страшное выжигало его изнутри. Чувство тревоги захлестывало, обещая страшную катастрофу. Вот только ничего поделать с этим он не мог.
Я чувствую себя марионеткой, подумал Шики.
– Родители сказали, что мне стоит повидать их, – Рима открыто посмотрела на Сенри, но он отвел взгляд в другую сторону. – Так что в этом году я загляну домой.
Теперь Шики уже чувствовал, как от Римы исходят волны беспокойства. И виноват в этом он. Но все, что Сенри смог сделать, чтобы хоть как-то успокоить ее, это сказать:
– Понимаю…

Всю дорогу Рима находилась как будто в другом измерении. Рука подозревала, что это из-за того, что Шики пришлось покинуть их еще до того момента, как они приехали в поместье Аидоу. На вокзале к ним подошел вампир невысокого класса и что-то шепнул Сенри. Наверное, не одна Рима заметила, как напряглось его лицо. Он извиняюще посмотрел на нее и, взяв чемодан, последовал за вампиром.
Ночной класс находился сейчас на станции, как раз выходил из поезда.
– Канаме-сама… Нам следовало поехать на машине, несмотря на то, что это заняло бы больше времени, чем на поезде… – Аидоу покосился на проходящую мимо толпу, которая не сводила глаз с выходивших из поезда вампиров.
– Аидоу, эти люди просто смотрят… Не думаю, что они начнут на нас кидаться, – ответил ему Куран.
– Дневной класс вначале тоже смотрел, – как бы невзначай, напомнила Рука.
– О, раз ты об этом упомянула… – кашлянул в кулак Ичижоу. – Канаме – единственный, кем действительно любуются исключительно издалека… Может, они инстинктивно чувствуют, что он «пугающее создание в личине красавчика»?
– Такума-сама…
– Пугающее создание?.. – Рима ненадолго выплыла из своих размышлений. Забавное… выражение Ичижоу немного отвлекло ее от мрачных дум.
Нет сомнений, Шики направился в фамильное поместье, а значит, он опять вернется выжатый, как лимон.
Но… Отчего же тогда я не нахожу себе места от беспокойства, подумала Рима. Ведь, он уже тысячи раз ездил туда.
Их куда-то везли, потом вели… Тойя как будто видела все через призму, слышала через вату.
– Ты сказал отцу, что я на каникулах буду «у Тойи»? – донеслось до нее уже когда они прибыли к Аидоу в дом.
У меня?..
Рима вопросительно посмотрела на Аидоу, но тот о чем-то шептался с дворецким и не заметил этого.
Странный тип, покачала она головой.
– Эй, Рима, как насчет боя на подушках? – к ней подошел Ичижоу.
В любом случае взгляд Тойи говорил куда красноречивей.
– Ну, знаешь – кидаться ими друг в друга, – нервно добавил он.
Все было как обычно. Почти. Шики не хватало и не просто для галочки в графе «итого».

На следующее утро Рима и Рука бродили по оранжереи.
Ей так и не удалось отдохнуть после дороги. Сон не шел, а с ним и успокоение. Ей все чудилось, что Сенри как будто связали и не выпускают. Это уже начинало сводить с ума.
Рима взяла в руки цветок – розу – и стала бессознательно крутить его в пальцах.
– Шики… Надеюсь он без происшествий добрался до дома…

Шики Сенри прибыл в дом своей матери примерно в тоже время, как и Ночной класс в поместье Ханабусы.
Чемодан с легким стуком встал на колеса и Шики вошел в дом.
Она снова сидела там. На той же самой ступеньке, опустив голову. Вот только причесать ее было некому. И платье висело мешком, как будто она нацепила первое, что попало и как попало.
Сенри подошел к ней. Под ногами заскрипели половицы.
– Я дома… – хрипло сказал он.
Его мать оторвала лицо от ладоней и посмотрела в пространство перед собой.
– Сенри…
– Я вернулся… – она протянула руки к его лицу и взяла его за щеки. – Мама…
– Сенри… Сенри… – как заводная кукла стала повторять его мать.
Она обняла его, а Шики обнял ее в ответ. Конечно… Никого из прислуги нет, значит, она опять уволила их всех. И, судя по состоянию дома минимум неделю назад. Да и сама она уже давно не может позаботиться о себе самостоятельно.
Опять что-то болючее кольнуло в груди. Он оторвал ее голову от своего плеча и ласково, как будто ребенку, сказал:
– Давай хотя бы расчешем твои волосы… Фанаты твоего актерского мастерства рыдали бы, увидь они тебя в таком виде…
Она только устало улыбнулась в ответ.
Когда он дал ей в руки зеркало, его мама практически прижала его к лицу. Она безотрывно смотрела в собственные глаза, как будто видела их впервые. Шики взял с туалетного столика расческу, отряхнул ее от пыли и принялся аккуратно расчесывать ее. Он грустно смотрел, как взрослая женщина трогает тонкими, практически прозрачными пальцами блестящую поверхность зеркала.
Мама… Мама… Как могло случиться, что ты превратилась в дитя, и твоему собственному ребенку пришлось стать твоим же родителем...
– Ты… становишься все более похож на этого демонического ублюдка… – изрекла она.
– Да? Я не помню лица отца… – и это уже было не ново. Каждый раз, как мать видела его, то вспоминала об отце. Причем делала это так, что Шики становилось тошно смотреть на нее, на себя и на любого, кто мог бы напомнить ему об отце или матери. – Но, я всегда думал, что похож на тебя, – тяжело вздохнув, сказал он.
– Да… похож, но… – она надолго замолчала, но Шики ждал, зная, что она продолжит. – У тебя его глаза… Глаза, глядя в которые нельзя было понять, о чем он думает. Я любила их… Сенри… – он поднял глаза от ее волос и ошарашено уставился на протянутый ему конверт. – Вот письмо… от совета старейшин…
Она говорила медленно, заторможено, будто вспоминая каждое слово, которое хотела сказать.
– Мой дядя из совета приходил на днях… и просил передать его тебе. Так как у него нет детей… я думаю, он хочет сделать тебя своим наследником.
Шики невнимательно слушал то, что она ему говорила. Он развернул конверт и бегал глазами по строчкам. Конечно, он не сомневался, что они пришлют его ему, но… Она вновь потянула его шею к себе. Но они уже вовлекли и его мать.
– Боюсь, мы не можем отказать, так как он из совета, – женщина приняла его молчание за сомнения. – Но возвращайся домой поскорее, хорошо?
Мама положила голову ему на плечо и прошептала:
– А еще я голодна… Дай мне свежей крови…
Сенри положил ладони на тощую спину с выпирающими лопатками.
– Эгоистка… Хорошо, как скажешь...
Как только она «наелась», то тут же уснула. Шики взял ее на руки и отнес в комнату. Он положил ее на кровать и, прежде чем уйти, посмотрел на свою спящую мать. Сейчас, когда она больше не смотрела в пустоту и не пыталась узнать собственное лицо в отражении зеркала, она чем-то напоминала себя прежнюю. Ту, которая заботилась о нем и любила.
Шики закрыл дверь и направился знакомой дорогой, к тому, кто сейчас сделает его еще больше похожим на марионетку.
– Добро пожаловать, – дворецкий поклонился ему, указывая путь.
Там его уже ждали.
– Спасибо, что пришел… Сенри.
– Давно не виделись, двоюродный дедушка…
Дядя усмехнулся и, развернувшись, направился по коридору.
– У вас там все в порядке?
– Да… Все в порядке… Но, если честно, недавно уволили всех слуг…
– Я слышал. Не волнуйся об этом, – он остановился и повернулся к Шики. – Сегодня я хочу показать тебе кое-что, Сенри…
Они шли все дальше по коридору, углубляясь в какой-то подвал. Напряжение и тревога росли внутри вампира с каждым шагом.
– Мне совсем не нравится здесь…
– Что? Дело не в моем наследнике… Ты уже не ребенок… Ты член клана Шики, и я покажу тебе секрет, который скрываю ото всех…
На Шики эта фраза не произвела никакого впечатления. Точнее, это выглядело так. На самом деле в момент, когда дядя упомянул о каком-то секрете, Сенри захотелось развернуться и убежать отсюда. Но он понимал, что даже если он попытается сбежать, ничего из этого не выйдет. Его все равно вернут. Тем или иным способом.
– Что ж…
Они вошли в комнату, освещенную еще меньше, чем коридор. Когда через минуту глаза Шики привыкли к темноте, он пожелал ослепнуть. В центре комнаты стояла огромная каменная ванна, заполненная кровью. Над ней возвышался чан, из которого тонкой струйкой лилась темная жидкость. Сомнений в том, что это кровь, не оставалось. Но самое ужасное, что внутри ванны что-то было. Что-то… живое.
– Надо было сохранить его… Твоего отца… – Шики смотрел на монстра, лежащего в крови, пытаясь собрать остатки мыслей.
Наконец, ему это удалось.
– Так он не умер, – Сенри дотронулся до края ванны. – Как отвратительно…
– Как жестоко говорить подобное о своем отце, – Шики поднял голову и увидел на другой стороне ванны маленького мальчика. Его глаза были разного цвета: один красный, другой голубой. – Возможно, по нему и не видно, но он очень даже жив. Хотя, похоже, наступил предел… Так что… – мальчик засмеялся так, что у Сенри по спине пробежал холодок, и, когда вновь поднял взгляд, сказал: – Я с нетерпением ожидал встречи с тобой, ждал, когда ты вырастешь…
Мальчик дотронулся до ванны и потерял сознание. Шики, как в замедленной съемке увидел, как он сполз на пол. В тот момент внутри кровавой лужи зашевелилось то, что от него требовали называть «отцом». Сенри парализовало от липкого ужаса. Хотя, нет… Это было что-то иное. Просто его тело само делало то, что от него требовало это существо. Вампир видел только два разноцветных глаза, когда невидимая сила приподняла его над ванной, наполненной кровью.
– Мой милый сынок… А теперь, Сенри, одолжи мне свою силу, – к нему потянулась полусгнившая, полуразложившаяся рука. А затем наступила тьма.
Сенри очнулся внутри беспроглядного мрака.
Что? Где он? Что произошло?
Ах да… Теперь он понял… Это чувство, которое ему внушали. Чувство марионетки. Теперь он, наконец-то, исполнит то, ради чего был вообще рожден.
Как же больно не подчинятся…
И Сенри сдался.

Несколько недель каникул пролетели быстро, и вот уже Ночной класс вновь входит в большие ворота академии Кросс.
– Добро пожаловать! – Рима оторвала взгляд от собственных туфлей и увидела около входа на территорию академии две знакомые фигуры. Юука Кросс и Зеро Киррию.
В мгновение ока с лица Канаме исчезло напряжение.
– Мы вернулись.
– Добро пожаловать, – девушка с преданным выражением смотрела на вампира.
– Юуки, – Рима подхватила сумку и поспешила удалиться от места скопления отпрыском директора. – Вот подарок, – Канаме вложил в ее ладони что-то.
– Спасибо.
Юуки держала в руках маленький флакончик, в котором был заспиртован бутон розы.
Боже мой… Если бы Рима так сильно не беспокоилась о Шики, она бы нашла в себе силы фыркнуть. Или вообще сказать что-нибудь едкое этой Юуки. Правда, от последнего ее сдерживало еще и то, как тепло Канаме Куран относился к этой девушке. Тойе не хотелось повторить опыт Аидоу.
Поняв, что еще немного и она окончательно оторвется от остального класса, Рима остановилась.
Что же все-таки произошло с Шики?.. За все то время, что они гостили в поместье, он так и не появился. И, кроме того, странное чувство, что должно произойти что-то ужасное, не покидало Риму. И как эти две вещи – отсутствие Шики и ее предчувствия – могли быть связаны?..
Краем глаза Рима заметила, что, разобравшись и с Юуки, и с Зеро, Канаме направляется сюда. Только он мог хоть немного пролить свет на создавшуюся ситуацию. В этом Рима была уверена.
– Так… – Юуки перехватила список учеников и сделала пометку. – Ичижоу-семпай и Шики-семпай прибудут позже в связи с семейными обстоятельствами… – Рима повернулась в сторону старосты. – Как он и предупреждал, – отметила она, как бы между прочим.
В мгновения ока Тойя оказалась рядом с Юуки.
– Староста, – скрывая беспокойство, спросила она. – Шики сам так сказал?
Юуки вопросительно посмотрела на нее.
– Да.
– Хм… – Рима повернулась на каблуках и пошла за Ночным классом, оставив Юуки растеряно хлопать глазами.
Странно, но ей он об этом ничего не говорил. Просто сказал, что должен чуть раньше покинуть их из-за работы. Пусть даже он и вовсе с ними не отдыхал, но ведь он должен был вернуться в академию.
– Тойя? – Аидоу посмотрел на задумчивую и обеспокоенную Риму.
– Как видимо у него «работа», – не дала она ему сказать и слова, но тут же ответила на немой вопрос. – Просто в последнее время я не могу с ним связаться…

В дорого обставленный кабинет тихо проскользнула служанка и поклонилась вампиру, сидящему в кресле около стола.
– Хозяин… Такума-сан прибыл, – она поклонилась и ушла.
В кабинет вошел Ичижоу и улыбнулся деду.
– Ты послушно вернулся домой… – Ичиоу повернул голову в сторону двери.
– Если бы ты заявился в академию, как это было в прошлый раз, от этого были бы неприятности, дедушка…
– Нанести визит к Канаме-сама и посмотреть как у него дела… По-моему совершенно нормально для опекуна, – развел руками вампир.
– Дедушка, Канаме же сказал, что не нуждается в опеке… – устало, как будто повторял это уже миллион раз, сказал Такума. – Ты уже забыл о его заявлении насчет того, что вмешательство совета старейшин в дела академии «излишне»?
– Я просто беспокоюсь за Канаме-сама. В последнее время его дружба с Аидоу явно окрепла.
– Возможно, – снова улыбнулся Ичижоу, – потому что с ними гораздо проще общаться… чем, например, с тобой. Клан Аидоу всегда поддерживал монархию и был против совета старейшин. Скажу больше – единственный клан, который поддерживал старейшин – клан Ичижоу. Ну и клан Шики. Канаме не заинтересован во власти, – Такума опустил глаза, его голос заметно помрачнел. – Я говорю это как его «друг». И он не имеет ни малейшего желания связываться с советом старейшин.
– Тебе надо поскорее избавиться от своей наивности… – сказал Ичиоу, подымаясь. – Ты знаешь свои обязанности, не так ли? Я воспитал тебя в надежде, что ты меня поддержишь…
– Дедушка, я… – Ичижоу пораженно вскинул глаза на деда.
– Я хочу, чтобы ты познакомился кое с кем, – перебил его тот. – Именно ради этого я вызвал тебя сюда… Иди за мной, – с этими словами он вышел из комнаты.
«Кое-кто»? Он хочет, чтобы я с кем-то встретился? В голове вампира стали роем кружиться мысли.
Они – дедушка и внук – шли по коридору старинного поместья. Но Ичижоу не рассматривал картины и пейзажи на стенах, как это было обычно, в место этого он почти судорожно пытался понять, во что его опять втягивает дед. И как это может повлиять на их дружбу с Канаме. Пусть даже дед считал, что это продукт его наивности…
– Это тот, о ком ты говорил в прошлый раз? Чистокровный… из семьи Ширабуки? – сделал попытку угадать Такума.
– Поймешь, когда встретишься с ним… – бросил Ичиоу через плечо.
Когда они дошли до конца коридора, служанки раскрыли двойные двери в комнату.
Первым ее порог переступил Ичиоу.
– Простите, что заставил вас ждать, – почтительно произнес он. – Как вам? Понравилось?
Ичижоу зашел в помещение вслед за дедом и пораженно посмотрел на того, кто там находился.
Обессиленная – обескровленная – девушка сползла на пол и без движения застыла около кресла, на котором сидел тот, кого меньше всего можно было ожидать здесь увидеть.
– Неплохо… – протянув, ответил вампир.
– Рад это слышать, – Ичиоу приклонил колено. – Хозяин…

Ичижоу рывком распахнул дверь комнаты. Правда, на этом его бравада и закончилась. Он подошел к кровати и вежливо позвал:
– Эй… Проснись… – он взглянул на того, кто находился в кровати. – Шики…
– Н-н-н… – он потер глаза, но так их не открыл. Вместо этого, Шики перевернулся на другой бок и сказал: – Ичижоу-сан, не нуди. На дворе еще светло…
Что?! Безумная надежда, что весь вчерашний кошмар оказался лишь ночным видением, осветила душу Такумы. Он поверил, что перед ним все еще тот, с кем он ходил в один класс последние годы.
– Шики?! С тобой все в порядке?! Извини, но пора вставать, – Ичижоу тряс друга за плечи, но тот никак не желал открывать глаза. – Ши… – рука Сенри до боли сжала запястье Ичижоу.
– Шики то, Шики се… – в его голос вновь прокралась интонация, менявшая до неузнаваемости мягкий тон юноши. – Ты действуешь мне ан нервы Такума, – на Ичижоу смотрели холодные разноцветные глаза.
Надежда оказалась пустым звуком. Впрочем, к этому Ичижоу уже привык…
– Где Шики? – медленно спросил он.
– Тот Шики, которого ты знал, спит глубоко внутри, – садясь, сказал «Сенри». – Странно, конечно, такое говорить, но мой сынуля очень милый.
– Вы уже привыкли к телу вашего сына? – Ичиоу появился из неоткуда.
– Дедушка?
– Сговорились, что ли не дать мне поспать, – пробурчал «Шики». – Ну, можно сказать, что вполне к нему привык…
Ичиоу приклонил колено и поцеловал руку сидящего на кровати.
– Мы уже отправили в академию того, кто должен оказать вам соответствующий прием. Как вы и предполагали, все прошло по плану. Он без труда проник в академию.
– А… Вы о ребенке, которого приютила Шизука?
– Я уверен, что день, когда вы придете к власти, уже не за горами. Истинный глава клана Куран… Куран Ридо-сама...
Так вот, что это за… существо, подумал Такума.
– Чтож… – Ридо взялся за подбородок. – Следующим пунктом у нас встреча с моим совсем не очаровательным племянничком.

С каждым днем, с каждым часом беспокойство Римы перетекала во все более безнадежное состояние. Внешне это было незаметно, но мелкие жесты и резкие движения сказали бы тому, кто ее хорошо знает – Шики, например – что Рима почти рыдает.
Однако сейчас, стоя перед комендантом Лунного общежития, Тойе удалось взять себя в руки. Просьба Канаме Курана была ожидаема, но от этого не менее странна.
Четыре вампира – Рима, Акатсуки, Аидоу и Карен – направлялись по главной аллеи, ведущей к учебному корпусу. Зрелище было необычным. Особенно для дневного времени суток, но все просьбы Канаме автоматически приравнивались к приказам, за неисполнение которых… Впрочем, об этом несложно догадаться.
Вампиры подошли к крыльцу здания. Как раз в тот момент на нем стояли Зеро Киррию и Юуки Кросс.
Девушка удивленно смотрела на вампиров.
– Э…
– По приказу главы Курана, – Акатсуки решил взять на себя роль «переговорщика». – Мы будем сопровождать и защищать вас, Юуки-«сама»! – при этих словах все четыре вампира поклонились. Однако последнее слово Акатсуки сказал так, что ни у кого из присутствующих не осталось сомнений: вампиры скорее перегрызут друг другу глотки, чем будут называть взбалмошную дочку директора так по собственной воле.
Рима посмотрела на «великую и прекрасную Юуки-саму» и еле удержалась от едкого комментария. Та вела себя, как полное ничтожество. Вместо того, что подобать моменту, Кросс прижала к груди портфель и, сгорбившись, пыталась улепетнуть. Впрочем, безрезультатно.
– Прошу прощения, но… – девушка остановила вампиров, подняв руку. – Не знаю, сказал вам Канаме-семпай что-то или нет, но подумайте о времени и месте!
– Заткнись, Кросс Юуки! – Аидоу сказал то, что вертелось у остальных на языке.
– «Сама»… – шепнула ему Рима, на лице которой было написано «почему тут я?». Вся комичность ситуации даже на время отодвинула из ее мыслей Шики. Отодвинула, но не вытеснила.
– Если наш «чистокровный повелитель» Канаме-сама считает тебя особенной, то нам ничего не остается ничего иного, кроме как относится к тебе, как к особенной! Человеческой девчонке не понять этого… Того чем гордимся мы, аристократы…
Черт, подумала Рима, теперь же придется и на уроках за ней следовать…

Фары дорогого автомобиля освещали дорогу. Машина мчалась по пустой дороге. В такой поздний час тут редко кто проезжал.
Внутри салона сидел юноша с волосами цвета красного дерева. Его левая рука лежала на крышке гроба, обернутого цепями.
– Мы уже почти приехали… Шики, – Ичижоу повернулся к заднему сидению и подозрительно посмотрел на Ридо.
– Угу… – Куран усмехнулся. – Интересно, как лженаследничек отреагирует на прибытие истинного главы клана?

Рима лежала на диване в гостиной Лунного общежития.
– Уста-а-ала… Какая же это все-таки странная работа… – Рима увидела, как к ней подходит горничная и посмотрела на нее.
– С возвращением, Тойя-сама. По-правде, кое-кто ждал вашего возвращения.
– М-м-м… Кто?.. – она устало моргнула глазами.
– Рима? – знакомый до дрожи в коленях голос заставил усталость отступить даже не на второй, а на третий план. Вампир подскочила и повернулась в сторону голоса. Опираясь на поручни, на лестнице стоял Шики. – Я вернулся.
Но радость, которая заполнила ее в момент, когда она услышала любимый голос, так же быстро покинула Риму. Кто бы не стоял сейчас на лестнице, это был не Шики. Да, выглядел он точь-в-точь, как Сенри, но… Слишком небрежен, слишком показательно ленив. Шики никогда не допускал за собой такого. И уж тем более, никогда бы не позволил себе смотреть на Тойю таким ленивым взглядом.
– Шики… – проговорила Рима. Она временно отмахнулась он подозрений. Может быть, он просто слишком измучен… – Что ты делал все это время?
Она сидела на диване и смотрела, как он медленно, засунув руки в карманы, подходит к ней. Рядом стоил Ичижоу.
Ридо, находясь в теле Сенри удивлялся: его сынок успел найти себе подружку и даже втюриться в нее по уши. Иначе, как по-другому объяснить то, что ему внезапно так сильно захотелось крови. И не просто крови, а крови именно той, что сейчас сидела перед ним и смотрела на тело его сына большими синими глазами.
– Всякое разное… – он навис над ней, опираясь на спинку дивана. – Но знаешь, что, Рима… Я очень голоден…
С этими словами Тойя избавилась от последних сомнений – перед ней кто угодно, но не Шики. Он не посмел бы так открыто говорить о том, что хочет выпить ее крови. Хотя, она надеялась, что когда-нибудь он ее об этом все-таки попросит.
Только это будет явно не в такой ситуации, вздохнув, подумала она.
– Скажи… Шики, – глядя в разноцветные глаза незнакомца, сказала Рима. – Этот глаз… Что произошло?
– Всякое разное…
Его взгляд примораживал к месту. И в глазах девушки мелькнул испуг.
Нет! Не смей!
Где-то глубоко внутри Ридо почувствовал сопротивление.
Что? Неужели мальчишка еще не сдался? Похвально с его стороны, но очень глупо. Любое сопротивление новому господину причиняет душе невыносимые страдания. А уж о том, чтобы попытаться побороть чужую сущность не стоит и думать – он просто не выдержит ни боли, ни сопротивления. Не зря же его с самого детства воспитывали так, что Сенри можно было бы легко управлять.
У тебя просто не хватит силы воли, сынок, усмехнулся Ридо.
– Сейчас не время для шуток, Шики, – в ситуацию, пока она не стала катастрофической, вмешался Ичижоу. Он взял Ридо за локоть и настойчиво отволок от Римы. – Давай лучше займемся более важными делами, – он посмотрел на Тойю, пытаясь одним взглядом передать свои сожаления по поводу того, как все вышло.
Рима смотрела вслед удаляющимся вампирам.
Внутри у нее начала закипать злость. Чтобы не произошло в поместье Шики, Сенри вернулся оттуда совершенно другим человеком.
Если, конечно, это вообще Шики, подумала она. Неужели, ты позволил сделать себя марионеткой?..

Ридо нехотя позволил Ичижоу себя увести. Соблазн выпить крови синеглазой малышки был слишком велик, но он понимал, что сейчас действительно есть вещи куда более важные, чем утоление низменных желаний.
Вслед за Такумой он вошел в просторный зал, чтобы увидеть спину того, за кем и пришел в академию Кросс.
– Что ж ты не убегаешь в ужасе? Тот, кого именуют моим племянником… Последний раз мы с тобой встречались, лет десять назад… Было больно, Канаме…
– В тот день… – Канаме не повернулся. – От твоего тела ничего не осталось после того, как я воспользовался своей силой…
– Я регенерировал все эти десять лет, пока не обрел новый облик. Я и подозревать не мог, что жизненная сила чистокровного может быть такой мощной. За это мне, наверное, стоит благодарить тебя… За эти десять лет много чего произошло… А, кстати… Твоя невеста, Шизука, исчезла. Чему ты, вероятно, несказанно рад… Мне надоело ждать, пока она станет такой же покорной, как и мать ЭТОГО! – Ридо указал пальцем на собственный лоб. – У меня не было вечности, так что сам понимаешь.
– Это хорошо… – Канаме медленно повернулся к «Шики». – Что ты ничуть не изменился дядя… С тех пор, как я тебя убил… Как бы то ни было, теперь нет причин сдерживаться…
Куран повернулся к заклятому врагу и пол под его ногами, превращаясь в огромную каменную змею, помчался на Ридо.
– КАНАМЕ! – на пути у силы чистокровного возник Ичижоу и Куран остановился. – Извини, но я не позволю тебе ранить Шики. Это все еще его тело, вы не можете ранить его.
– Вот как… – Канаме посмотрел на Такуму. – Ты не на стороне ли совета старейшин?..
– Если тебе предпочитаешь так думать…
– Не нервничай, Канаме, – Ридо сделал шаг вперед, – это не на полном серьезе! Если это тело, одолженное мной, придет в непригодное состояние прямо здесь, никому не станет от этого легче, не так ли?..
– Я так не думаю, Канаме, скорее… – попытался объяснить Ичижоу, но его перебили.
– Ну важно… – Ридо посмотрел на Такуму и он замолчал. – Все равно для полной регенерации мне надо было завладеть этим телом… Этот мальчик уснул глубоким сном. Думаете, он проснется? – «Сенри» многозначительно посмотрел на Канаме. – Прекрасный сон обернулся кошмаром… Если я просто покину его тело, то эти жаждущие крови клыки начнут пожирать его изнутри… – это не было угрозой, скорее простым указанием на факты.
– Ридо… Такое ничтожество, как ты, думаешь, достоин ее?.. – холодно произнес Канаме.
Сказав это, Канаме Куран исчез в воздухе.
– Куда он направился? – глядя на то место, где секунду назад стоял его племянник, спросил Ридо.
Наверняка, к Юуки-тян, подумал Ичижоу, но вслух произнес:
– Понятия не имею…

Выйдя на улицу, они столкнулись с Ичиру.
– Вот как… Значит, моя кровь не понадобилась? – Ридо сжал бутылек с темной жидкостью так, что он разлетелся на куски.
– Да, Ридо-сама, – брат Зеро поклонился.
Ридо смотрел, как кровь стекает по пальцам и каплями падает на землю.
– Ничего… Рано или поздно кровь чистокровных «Куранов» все равно попадет к ней в вены!
– Что ж, тогда я отправляюсь на поиски гроба, который будет вам по вкусу…
– Хм… – Ридо посмотрел на склонившегося Ичиру. – Я исполню твое желание. Ты сослужил мне славную службу, когда я был заперт в этом теле!
– Да. Тех, кто виноват в гибели Шизуки-сама, ожидает «смерть»… Поэтому я служил вам так усердно, Ридо-сама. Прошу вас. Всем сердцем…
Ридо кивнул.
– Что это? – он поднял голову вверх и глубоко вздохнул.
Еще секунду назад чистый, морозный воздух наполнился запахом крови.
– Такума, за мной, – Ридо развернулся и быстрым шагом направился в сторону, откуда шел запах.
К тому моменту, когда они оказались на месте, источник уже исчез. Но сомнений не оставалось, кто-то кого-то укусил здесь. И это произошло недавно. А, с учетом последних событий, виновниками могут быть только два вампира: Канаме Куран и Юуки Кросс.
Подняв голову к крыше, Ридо заметил еще одну фигуру.
– Зеро Киррию… Значит, он близнец Ичиру… Ичижоу… Ты знаешь, что на близнецов у охотников наложено табу?
– У охотников? Я знаю лишь часть истории, но…
– Это вполне объясняет, почему, несмотря ни на что, их пути пересекаются вновь и вновь. Тебе не кажется?.. – Ридо посмотрел на Такуму. – Я вижу на твоем лице разочарование, Ичижоу… Ты недоволен тем, что я ожил только ради того, чтобы завладеть этой девчонкой? Или тем, что тебе пришлось предать Канаме? – Ридо театрально дотронулся пальцами до шеи. – Или не можешь простить мне, что я взял тело Сенри в заложники? – он сжал собственное горло, из-под ногтей выступили капельки крови.
– Прекрати… – Ичижоу отвел его руку от шеи. – Пожалуйста.
Знакомый запах персиков, подумал Ридо. Но откуда я его знаю?.. Определенно, где-то я его уже встречал…
– Эй… – ухмыльнулся Ридо, догадавшись об источнике этого запаха. – Хватит там сидеть. Спускайся сюда… Рима.
Ридо посмотрел на девушки, сидящую на заборе в метре над ними.
– Ты не Шики, да? – скорее утвердила, чем спросила она. – Кто ты? Я не могу отпустить тебя просто так!
Ридо ухмыльнулся. Никто даже не успел заметить, что он сделал, как бок Римы обожгло огнем. Она отпрыгнула назад и схватилась за место пореза. Теплая кровь струилась между пальцев.
– Ранить модель, как ты мог… – подавляя боль, сказала она. – Воспользовавшись, к тому же, эффектом неожиданности… В такие моменты я радуюсь, что я вампир… – она смахнула с пальцев капли крови и выпрямилась. Рана на боку затягивалась на глазах. – И тому, что раны быстро заживают…
Сволочь! Посмел захватить тело Сенри! Кто бы ты ни был, я заставлю тебя заплатить за это… Мысли крутились в голове Римы, заставляя кипеть от негодования.
Неожиданно перед Римой как из-под земли вырос Ичижоу.
– Рана… неглубокая, надеюсь? Не перенапрягайся!
– Ичижоу-сан…
– Прошу прекрати вытворять подобное руками Шики… Не стоит этого делать!

Рима?..
Шики по-прежнему окружала непроницаемая тьма, но он мог поклясться, что слышал голос Тойи.
В чем дело? Что она здесь делает?
Неужели… Ридо ранил ее… Не смей поступать так! Только не ее!

– А что, я лишь делаю то, что мне сказал Ичиоу! А что если бы он сказал мне избавиться от всех, кто противостоит совету старейшин?
– Ридо-сама…
– Ты действуешь мне на нервы… – Рима со злостью смотрела на лицо Шики.
Воздух вокруг был наэлектризован. Через секунду на пальцах девушки заплясали искры.
– Не выпендривайся особо пока у тебя лицо и голос Шики! – гнев все сильнее закипал в ней, а молнии обретали все отчетливую форму. – Паразит, залезший без спроса… Я освобожу от тебя тело Шики!
– Пф… Думаешь это так просто… – одно движение руки и в Риму летят кровавые струны.
– Рима! – Ичижоу подхватывает девушку и отталкивает в сторону.

Не… смей… вредить… Риме!
Шики не знал, что делать, за что ухватиться, но он всем сердцем, всей душой ненавидел этого человека. И в первую очередь за то, что тот делал сейчас. Может быть, он и марионетка, но даже у него есть чувства. И не этому ублюдку их растаптывать!

Ридо удивленно моргнул. Что стряслось? Ведь удар должен был прикончить девчонку. Почему в последний момент стрела изменила траекторию?
– Промазал… – пробормотал он, вновь собирая вокруг кисти кровь.
– Ридо-сама! – попытался вразумить его Ичижоу.
– Ши… ки… – Рима с трудом выдохнула. Хотя удар и не достиг цели, но все-таки ее здорово задело. – Валера… Не позволяй кому бы то ни было собой управлять… УВАЖАЙ СЕБЯ, В КОНЦЕ КОНЦОВ! – выкрикнула она.
Бесполезно, подумал Ридо и хотел нанести следующий удар, на этот раз последний, но рука не желала его слушаться. Он попытался шевельнуться, но тело будто окаменело. Неожиданно голова взорвалась страшной болью. Ридо склонился под ее натиском и схватился за голову.
Чертов малец! Вздумал сопротивляться…
– Не пытайся сопро… тивляться… Сен… ри…
В голове как будто кто-то пустил ультразвук. Виски взрывались болью. Казалось, так может продолжаться вечно. Рима, опираясь о руку Ичижоу, смотрела, как тело Шики корчится от боли. До чего же ей сейчас хотелось подбежать к нему и обнять. Но она понимала, что если Сенри сейчас не справится с тем, кто сидит в его теле, то уже никогда не сможет быть нормальным.
Если вообще сможет быть тем, кого мы знаем, добавила про себя вампир.
Внезапно Шики выпрямился и пустыми глазами посмотрел в небо над собой. Глаза потускнели и вновь стали цвета голубой волны.
– Сенри! – Рима отпустила руку Такумы, он бросился к другу и подхватил его до того, как тот успел упасть на землю.
Шики потерял сознание, но сомнений, что он выпихнул из себя Ридо не оставалось.
Рима блаженно смотрела на красную голову, которая сейчас свисала с плеча Ичижоу.
Слава Богу…
Открывать глаза становилось все сложнее.
Последний раз Рима благодарила небеса, когда была еще совсем маленькой. С тех пор ей больше не приходилось переживать нечто подобное, так бояться за чью-то жизнь, так хотеть спасти кого-то.
Рана не желала быстро затягиваться, видимо, Тойя слишком переволновалась и не смогла нормально контролировать свои силы. Темные струйки крови бежали из-под разорванной одежды.
Ичижоу перевалил Шики через плечо и повернулся к Риме как раз в тот момент, когда ее ноги подкосились и девушка осела на землю.

Горничная вошла в комнату Римы и осмотрелась. Маленькая девушка была уверена, что уже привыкла к богато обставленным комнатам и дорогой мебели, но она была покорена изяществом, которое здесь царило. Комната Римы Тойи была, наверное, самым любимым ее местом в Лунном общежитии. К тому же этот неуловимый аромат персиков…
Горничная отставила щетку для стряхивания пыли и, закрыв глаза, глубоко вздохнула.
Распахнувшаяся с грохотом дверь заставила ее подскочить на месте. Увидев же Ичижоу с окровавленными Шики и Римой на плечах, горничная и вовсе подивилась, как ей удалось сдержать крик ужаса.
– Ичижоу-сама! Что с ними?..
– Я сейчас не могу вам ничего объяснить, – вампир аккуратно опустил Риму на постель и поудобнее перехватил Шики. – Но хотел бы попросить вас позаботиться о Тойе-сан. Могу я на вас положиться? – просил он, стоя около двери.
– К… – девушка поправила на носу очки и, кашлянув, ответила. – Конечно.
Ичижоу вышел из комнаты. Горничная посмотрела на вампира. Рима лежала на спине, повернув голову к окну. Она была без сознания и тяжело дышала.
Девушка воинственно посмотрела на нее и принялась за дело. Переодев Риму и избавившись от грязной и порванной одежды, девушка уложила ее в постель.
На улице уже светало и горничная, зная об особенностях обитателей общежития, закрыла шторы.
– Ичижоу-сама… – прошептала она, глядя на безмятежное лицо Римы. Вампир выглядела уже гораздо лучше, чем десять минут назад. – Уйти, оставив раненную Тойя-сама здесь… Совсем на него не похоже…
Рима находилась где-то между сознанием и сном. Она почувствовала, что Такума куда-то нес ее, потом оставил, а потом чьи-то заботливые руки переодели и умыли ее. Она безумно хотела взять себя в руки и проснуться, но тело все еще было слабым. Сил было еще слишком мало даже для того, что регенерировать, не то, что вскочить и побежать искать Шики.
Шики…
Вспомнив, что сейчас он в безопасности и с ним Ичижоу, вампир немного успокоилась и позволила себе скользнуть в блаженное неведенье сна.

Шики медленно открыл глаза. Судя по мироощущениям, он лежал на боку. Мягкое покрывало упиралось в щеку. Шики несколько раз моргнул и потянул носом. Успокаивающий и теплый аромат… Он окружал его все то время, что Сенри был без сознания. Он и проснулся-то от того, что запах стал сильнее. Как будто его источник оказался совсем рядом.
Шики моргнул. Сознание постепенно прояснялось, а тело возвращало себе возможность ощущать.
По ногам потянуло холодом.
Так, сделаем вывод: он лежит на кровати и, видимо, в комнате Римы – этот факт заставил его слегка улыбнуться – а еще где-то рядом кто-то или открыл окно, или забыл закрыть дверь.
Сенри сдул челку со лба и сел на кровати. Сбоку маячила знакомая спина.
– Ичижоу-сан?.. – потирая глаза, спросил Шики. Он повернулся в сторону другу. – Что ты делаешь?
– М? – Такума посмотрел на Сенри через плечо. Около него только что разрубленный на части вампир развеялся пеплом. – Да так. Пока вы спали, появился странный вампир и попытался атаковать вас.
Вас?.. Шики опустил глаза и увидел Риму, лежащую под одеялом. Приятный сюрприз, ничего не скажешь. Вампир посмотрел на Ичижоу. Он был тут явно лишним.
– Ладно, скажу по другому… Ичижоу-сан, вам разве не надо куда-то пойти?
Повисло неприятное молчание.
Шики понял, что сказал последнюю фразу слишком грубо, поэтому попытался смягчиться:
– Теперь со мной все в порядке… Так что…
– Понял, – Ичижоу закрыл глаза и спрятал катану. – Береги Риму.
Шики сгорбился и закрыл глаза. «Беречь»… Очень сложное наставление, особенно, если учесть того, кем он был. Нет, того, кого из него целенаправленно растили. Но сейчас…
– Рима… – Шики повернулся к спящей девушке.
Красивая, спокойная, нежная… Золотые волосы разметались по подушке, как будто образовывая светлый ореол вокруг ее головы.

– Сенри… – мама обняла его, прижала к себе. Она уже больна, но еще может бороться с собственным сумасшествием. А Сенри еще слишком мал, чтобы понять, что с ней творится. – Если хочешь, чтобы мама была счастлива… – конечно, он хочет, он сделает все, чтобы она была счастлива. – Будь хорошим мальчиком… и стань марионеткой…
Сенри поднял взгляд от головы матери, которая уткнулась лицом в его свитер, чтобы посмотреть на лицо дяди. Это лицо никогда не нравилось Шики. В глазах этого вампира всегда сквозит злобой и жестокостью. Даже когда он улыбается. Нет, тем более, когда он улыбается…

Шики осторожно, легкими движениями убрал с лица Римы прядки волос. Гладкая, бледная кожа… Неудивительно, что она так легко завоевала себе место в модельном агентстве.
Самая красивая… И его…
Он слишком хорошо ее знал, чтобы и дальше сомневаться. Их дружба – чувства гораздо глубже простой симпатии. Если бы

Отредактировано Зеро (2010-01-18 19:57:06)